Главная / Библиотека / Шаров А.С., Новиков И.Д. - Человек, открывший взрыв Вселенной


Шаров А.С., Новиков И.Д. - Человек, открывший взрыв Вселенной. Жизнь и труд Эдвина Хаббла

Александр Сергеевич Шаров - доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник ГАИШ. Наиболее выдающийся специалист в области звездной астрономии, яркий представитель московской астрономической школы, один из пионеров фотоэлектрической фотометрии в СССР, начав свою научную работу с наблюдений переменных звезд в обсерватории имени Энгельгардта в Казани.

Новиков Игорь Дмитриевич - член-корреспондент Российской Академии наук, профессор, доктор физико-математических наук. Создал теорию внутреннего строения черных дыр. Совместно с А. Г. Дорошкевичем указал (1964) на возможность обнаружения реликтового излучения. Совместно с Я. Б. Зельдовичем предсказал (1966), что черные дыры могут быть рентгеновскими источниками в двойных системах. Популяризатор астрономии.




По-моему, нет никаких сомнений в том, что он был величайшим астрономом со времени Коперника. Ему принадлежат три действительно колоссальных достижения: он открыл галактики, показал, что они характеризуют крупномасштабную структуру Вселенной и, главное, открыл расширение Вселенной. Каждое из них монументально.

А. Сендидж
Интервью К. Торну для авторов книги.

Предисловие

Сто пятьдесят лет тому назад, за полстолетия до появления на свет человека, которому посвящена эта книга, классик русской литературы М. Ю. Лермонтов написал такие слова: «Во всякой книге предисловие есть первая и вместе с тем последняя вещь: она или служит объяснением цели или оправданием и ответом на критику». С тех пор прошло много времени и многое переменилось. Лишь труд пишущего остался столь же несовершенным. И авторы по-прежнему не отказываются от предисловий. В этом отношении не оригинальны и мы. М. Ю. Лермонтов сетовал на то, что предисловия читают неохотно. В наш стремительный век эта тенденция, вероятно, лишь усилилась. И тем не менее мы просили бы читателей задержаться на вводных страницах и не спешить перейти к основному тексту.

Цель этой книги ясна — рассказать о жизни и труде американского астронома Эдвина Пауэла Хаббла (1889—1953), со дня рождения которого в 1989 г. исполняется 100 лет. В истории мировой астрономии немало славных имен, заслуживающих благодарность потомков. Но даже среди них имя Хаббла стоит особняком.

У астрономов есть прекрасная традиция давать имена выдающихся ученых своим телескопам: 4-метровый телескоп Ньютона, 5-метровый телескоп Хейла, первенец нашего крупного телескопостроения крымский рефлектор имени академика Г. А. Шайна... Замечательно потрудился на околоземной орбите рентгеновский спутник-обсерватория «Эйнштейн». Впервые именем астронома назван большой космический оптический инструмент - телескоп Хаббла. Почему столь высокой чести удостоился именно он, ушедший из жизни почти сорок лет назад? Эдвин Хаббл прошел не такой уж длительный путь в науке — всего треть столетия, прерывавшийся двумя мировыми войнами. И написал он не так уж много работ — всего лишь около семи десятков, причем главные были выполнены за 5—6 лет с середины до конца двадцатых годов.

Но в этих работах содержится нечто такое, что не позволяет забыть об их творце. Именно Хаббл открыл для науки мир галактик, показав, что туманности вне полосы Млечного Пути — это огромные звездные системы, во многом разнообразные и во многом подобные той, в которой находится наше Солнце с его планетной семьей. Но самое важное — ему удалось открыть едва ли не главнейшую закономерность окружающего нас мира — красное смещение в спектрах галактик, связанное с их расстоянием от нас. Мир галактик расширяется. Значит, в прошлом он был меньше. Экстраполяция назад, основанная на достижениях современной физики, говорит о том, что в этом первичном мире все было необычным — иные состояния вещества и излучения, бурные, быстро сменяющие друг друга процессы. Хаббл открыл то, что называют ныне Большим взрывом Вселенной. Происходившее тогда определило всю дальнейшую эволюцию Вселенной: формирование химических элементов, появление галактик и звезд, и в их числе нашего Солнца, планет и живого вещества по крайней мере на одной из них — Земле, и, наконец, нас — людей с нашими интересами, страстями, историей. Поэтому-то астрономы и ставят имя Хаббла в один ряд с Коперником и Галилеем.

Так можно ответить на первую часть формулы: зачем пишется предисловие.

Как это ни странно, но до сих пор о Хаббле не только нет монографий, но даже нет и хоть сколько-нибудь подробного его жизнеописания. Биографические сведения вместе с перечнем результатов его работ содержатся в нескольких некрологах, небольших статьях в справочных изданиях. Но такие статьи насчитывают всего лишь по несколько страниц. Чуть подробнее очерк о Хаббле, опубликованный Мейолом в биографической серии Американской академии наук. Но и он невелик по объему и содержащемуся там материалу.

Описать достижения ученого не представляет особого труда. Работы Хаббла либо опубликованы, либо сведения о проделанных им исследованиях, но не доведенных до печати, можно найти в ежегодных отчетах Маунтвилсоновской и Маунтпаломарской обсерваторий. «На мой взгляд, с точки зрения науки мы очень многое знаем о том, что он сделал,—говорит Алан Сендидж, работавший с Хабблом в последние годы его жизни,— все это отражено в его публикациях. И здесь нет каких-либо вопросов о тех великих делах, которые он осуществил. Но реконструировать его личную жизнь будет несколько сложнее». Жизнь астронома на обсерватории однообразна, размеренна и вне профессиональных рамок обычно лишена сколько-нибудь ярких страниц. У Хаббла это было не так. Он деятельно откликался на большие события в мире, отдавая силы не только науке, но и служению своей стране в годы Первой и Второй мировых войн.

Насколько известно, Хаббл не писал мемуаров и вообще считал, что вся жизнь ученого состоит исключительно из его научной" работы. Едва ли можно с этим согласиться. Большой знаток истории науки С. И. Вавилов писал: «История науки не может ограничиваться развитием идей — в равной мере она должна касаться живых людей с их особенностями, талантами, зависимостью от социальных условий, страны и эпохи ... Жизнь и деятельность передовых людей — очень важный фактор в развитии науки, а жизнеописание их является необходимой частью истории науки».

Мы разделяем эту точку зрения. Нам хотелось бы рассказать не только о работах Хаббла, но и о его жизни, в какой-то мере попытаться охарактеризовать облик этого человека. Но решить эту задачу нам далеко не просто. Причин этому много. Прошло немало лет со дня смерти ученого. Выросли новые поколения американских астрономов, для которых Хаббл — не живой современник, а персонаж, герой истории науки. В нашей стране сейчас здравствуют буквально один-два астронома, видевших Хаббла, но как будто бы никто из них с ним не общался. Итак, живых свидетелей эпохи Хаббла в астрономии почти не осталось.

Но не только временем авторы книги отдалены от Хаббла, но и расстоянием, государственными границами. У нас нет возможности просмотреть весь архив Хаббла, а он существует и хранится в Хантингтонской библиотеке в Сан-Марино, пригороде Пасадены, где жил ученый. Тем не менее ряд уникальных материалов из этой коллекции нам все же удалось получить, и мы впервые их публикуем на страницах книги. Следует, однако, указать на одну особенность хаббловского архива. Он создавался миссис Грейс Хаббл, не только глубоко любившей, но и чуть ли не боготворившей своего супруга. Это, как отмечают американские коллеги, привело к специфической подборке материалов для архива, отразившей ее стремление создать несколько идеализированный образ ученого. Вероятно, и ряд эпизодов из личной жизни был сообщен Мейолу также миссис Хаббл. Часто у них нет независимых подтверждений и не исключено, что некоторые эпизоды — только красивая легенда.

Наше изложение биографии ученого имеет несколько беллетризованную форму, но мы стремились к максимальной достоверности сообщаемого. Каждая деталь, упоминаемая в книге, найдена в каких-то источниках. Разумеется, при этом любая допущенная там неточность или просто ошибка, если не было возможности проверки по иным данным, будет воспроизведена автоматически и нами.

Описывая научную деятельность Хаббла, мы особенно останавливаемся на главном деле его жизни — открытии красного смещения. Значение этого открытия для всех наших представлений о Вселенной столь велико, что упомянуть об этом среди прочих биографических данных, кратко или даже достаточно подробно, было бы неправильно. Поэтому мы сочли разумным рассказать о следствиях великого открытия специально, в заключительных разделах книги.

Таковы наши оправдания перед будущими критиками книги. Нам доставило большое удовольствие собирать, к сожалению, часто лишь по крупицам, материалы о Хаббле, чтобы в какой-то мере воссоздать его глубоко симпатичный образ замечательного ученого, человека высокой культуры, гражданина. Сейчас, когда работа завершена, нас невольно охватывает некоторое разочарование: так многого о нем мы не знаем сами и не можем поэтому рассказать читателям. Говоря словами Роберта Льюиса Стивенсона, мы испытываем чувство, когда «Движенье к цели, полное надежд, отрадней самого прибытья».

Нас утешает лишь одно: в книге немало материала, до сих пор остававшегося неизвестным не только советским, но ж американским читателям. Будем надеяться, что американские коллеги возьмутся за создание по-настоящему полной и глубокой биографии своего соотечественника — великого астронома XX века. У них возможности неизмеримо больше. Но откладывать это на долгие сроки нельзя. Жизнь идет вперед, и с каждым годом среди астрономов мира все меньше тех, кто хоть что-то может вспомнить о Хаббле и его эпохе.

Нам же остается поблагодарить всех тех, кто в разной мере, но всегда доброжелательно стремился нам помочь: астрономов П. Н. Холопова, П. Г. Куликовского, Н. Н. Самуся, А. С. Расторгуева и Ю. С. Ефимова, библиографа Н. Б. Лаврову, А. Ф. Добрынина, бывшего послом СССР в США в пору начала нашей работы, астронома Пола Ходжа — профессора Университета штата Вашингтон США, профессора Малкольма Лонгейра, шотландского королевского астронома Великобритании и других. Идею написать книгу о Хаббле тепло поддержал академик Е. К. Харадзе.

Особенная же наша признательность — профессору Калифорнийского технологического института (США) и почетному доктору Московского университета Кипу Торну. По существу, мы считаем его своим соавтором. Это он, благодаря любезности библиотеки Хантингтона, получил для нас материалы о Хаббле из его архива. Выполняя нашу просьбу, через весь американский континент он по телефону расспрашивал о Хаббле Сендиджа, работающего ныне на восточном побережье США в Институте космического телескопа, и предоставил нам магнитофонную запись интервью. Он связался с сестрой Хаббла миссис Элен Лейн и просил ее написать воспоминания, по существу, единственный источник сведений о детских и юношеских годах брата. Мы сердечно благодарим за помощь миссис Элен Лейн и доктора А. Сендиджа. Без этих материалов книга не могла бы стать такой, какая она есть.

Упоминая с благодарностью миссис Лейн, мы хотели бы сказать и о том, что летом 1988 г. получили от нее теплое послание, подписанное чуть дрожащей рукой — ей уже 89 лет. Приятно было узнать, что наше осуществившееся ныне намерение написать книгу об Эдвине Хаббле с признательностью встречено ею и ее семейством. Думается, для миссис Лейн было большой неожиданностью, что воздать должное заслугам ее брата взялись граждане из далекой страны. И еще одна любопытная мысль содержится в ее письме. Оказывается, и среди молодого поколения рода Хабблов память об Эдвине Хаббле жива. Один из правнуков миссис Лейн, правнучатый племянник Эдвина Хаббла, интересуется астрономией и жизнью и трудами своего выдающегося родственника. Будем вместе с миссис Лейн надеяться, что он «в далеком будущем, возможно,... станет астрономом такого же калибра, как и его дядюшка Эдвин». Примеры наследования талантов из поколения в поколение в истории культуры и науки есть. Вспомним музыкантов Бахов, математиков Бернулли, астрономов Струве, живших и работавших в России и Америке, вспомним род Хаксли, давший нескольких видных биологов и писателя Олдоса Хаксли, друга Хаббла.

Мы адресуем нашу книгу широкому кругу читателей. Хотелось бы надеяться, что нечто интересное найдется в ней и любителю астрономии, и историку науки, и астроному-профессионалу, которому дорого прошлое его науки. Само собой разумеется, что за любые отклики и замечания мы будем только признательны. Быть может, кому-то из астрономов, пусть в пересказе от своих учителей, известны какие-то подробности, связанные с Хабблом и его эпохой, о которых мы ничего не знаем. Пожалуйста, поделитесь ими.



Поделитесь интересной ссылкой со своими друзьями и знакомыми:

Ссылка на эту страницу:
HTML-код (для вставки на сайте):
BB-code (для вставки на форуме):

Человек, открывший взрыв Вселенной. Жизнь и труд Эдвина Хаббла

Предисловие

Часть 1. Его жизнь и труд
• Выбор пути

В преддверьи главных дел
Острова Вселенной
Красное смещение. Предшественники
Закон его имени
Признание. Грани личности
Исполняя гражданский долг
Крушение надежд

Шаров А. С, Новиков И. Д. «Человек, открывший взрыв Вселенной: Жизнь и труд Эдвина Хаббла.— М.: Наука. Главная редакция физико-математической литературы, 1989 г.


ВЫ ЧИТАЕТЕ: Шаров А.С., Новиков И.Д. - Человек, открывший взрыв Вселенной. Предисловие 1 из 9 страниц | вперед → [x]

Что почитать про космос?

Азимов А. - Взрывающиеся солнца. Тайны сверхновых

Хокинг С. – Черные дыры и молодые вселенные


А знаете ли вы, что…

Теория струны – это современная теоретическая модель Вселенной, в которой для описания материи (например, протонов и электронов) и сил (например, гравитационных и электромагнитных) используются десять «координат» (десятимерное пространство). Из этих десяти «координат» четыре воспринимаются в повседневной жизни как длина, ширина, высота и время, в то время как значения остальных шести настолько малы, что они не могут быть измерены.


Немного истории про роскошные фургоны pelican-van.com, масса разновидностей. Красивые фургоны.